Scriptum ergo sum
Оригинальное название: Aggie
Автор: GM
пер.: Tairni
Бета: нет
Рейтинг: G
Размер: мини
Пейринг: Шерлок Холмс, Джон Уотсон, Агата Хэтчер
Жанр: Drama
Отказ: Все права у сэра Артура Конана Дойла
Цикл: 221B Baker St, London, the BrEttish Empire [7]
Фандом: Записки о Шерлоке Холмсе
Аннотация: Вы еще не забыли горничную Агату из "Приключения Чарлза Огастаса Милвертона"? А она все никак не забудет "лудильщика Эскотта";)))
Комментарии: Текст переведен в подарок Sherlock
Предупреждения: нет
Статус: Закончен

ЭДЖИ

***

- Внимательнее, Уотсон, внимательнее!!!
Не без раздражения я поднял глаза от кипы газет, в беспорядке валяющихся на полу вокруг меня, и взглянул на Холмса. Взгромоздившись на стул, детектив разгребал залежи бумаг на верхней полке гардероба, расшвыривая их по всей комнате. Господи… только этот человек почему-то хранит свои книги и записи в гардеробе!..
Успев привыкнуть к тому безобразию, в которое у моего друга превращалась процедура поиска любой вещи, я, тем не менее, был задет резким тоном его явно несправедливого упрека
- Холмс, я просмотрел уже все утренние газеты и две дневных. Кроме того, я вслух прочитал вам содержимое всех колонок объявлений, где могло быть упоминание о профессоре Челленджере…
- Тогда читайте еще раз! – скомандовал он в обычной своей повелительной манере. – Мне нужна его монография!
Вздохнув, я вновь склонился над газетой. Занятие было скучным в высшей мере, но Холмс был убежден, что это – единственный способ распутать дело. Его последним клиентом был известный ученый-палеонтолог, еще более эксцентричный и чудаковатый, чем мой друг.
Я бросил взгляд за окно. Холодный зимний дождь – а значит, пытаться сбежать от этого тирана под предлогом визита в клуб можно не рассчитывать. Рассеянно потирая ноющее колено, я вновь попытался подыскать подходящую отговорку для того, чтобы увильнуть от взваленного на меня задания. Не придумав ничего достойного, я вернулся к своему занятию.
Спас меня тихий стук в дверь – и, с радостью отшвырнув газеты, я потянулся за тростью.
- Мистера Холмса желает видеть молодая леди… - провозгласила наша квартирная хозяйка. По ее едкому тону я понял, что «молодая леди» не имеет счастья принадлежать к сливкам общества и не отвечает представлениям миссис Хадсон о достойных внимания клиентах для «мистера Холмса». Впрочем, многие из наших посетителей и раньше казались ей неприемлемыми. Тем не менее, я рад был любому, кто спасет меня от очередной порции объявлений.
Закрывая за гостьей дверь, миссис Хадсон с явным неодобрением покосилась на разбросанные по полу газеты. Не без легкого злорадства я подумал о том, что она скажет, побывав в апартаментах Холмса и какой нагоняй ждет моего друга…

- Прошу вас, проходите, - обратился я к нашей гостье, игнорируя недовольное восклицание нашей хозяйки. – Я – доктор Уотсон, помощник мистера Холмса. Миссис Хадсон, прошу вас, что-нибудь прохладительное…
- Мистер Холмс дома?
- Да, он вот-вот появится.
Молодая женщина лет двадцати с небольшим, опустившаяся на край дивана, была рыжеволосой и зеленоглазой. Ее одежда, речь и манеры выдавали в ней горничную из хорошего дома, - поэтому, должно быть, меня так удивил неожиданно прямой, бесстрашный взгляд и уверенная осанка.
Я окликнул Холмса, сообщив, что пришла клиентка – но мой друг лишь рассеянно препоручил мне разбираться самому. В мире дедуктивных умозаключений, где он сейчас пребывал, места для нашей гостьи не было.
- Чем мы можем быть вам полезны? – поинтересовался я, опускаясь в кресло у камина.
- Меня зовут Эджи… то есть, Агата Хэтчер. Я недавно потеряла место – мой хозяин умер. Без рекомендаций сейчас трудно найти что-нибудь достойное.
- Разумеется, - согласился я сочувственно.
Появившаяся миссис Хадсон с весьма неодобрительным видом подала чай и бисквиты и осведомилась, собирается ли мистер Холмс присоединиться к нам. Я ответил, что сие событие не замедлит, очевидно, произойти – и достойная леди отбыла столь же нелюбезно.
- Итак, чем мы можем помочь вам?
- Я… понимаете, я обручена. Только вот в последнее время он как сквозь землю провалился… - объяснение, с учетом того, что мисс Агата жевала бисквит, вышло весьма внятным.
Ситуация показалась мне банальной. Сколько их было, этих несчастных, доверчивых бедняжек, которых велеречивые мерзавцы заманивали сладкими обещаниями – для того лишь, чтобы потом бросить, да еще зачастую «в ожидании». Возмущенный подобным беспринципным поведением, я почувствовал глубокую симпатию к этой храброй и гордой девушке.
- Помогите мне найти моего жениха, доктор Уотсон, - взгляд ее был искреннен и настойчив. – Помогите, прошу. Его зовут Эскот, он лудильщик, и…
Чашка вместе с блюдцем выпала у меня из рук.
- Эскотт?! – выдохнул я, а в следующую секунду, совладав с дыханием, крикнул:
- ХОЛМС!!!
- Уотсон, да что у вас там опять та….
Мой друг ворвался в гостиную, кипя праведным негодованием – и при виде нашей клиентки замер, прервавшись на полуслове. Она же порывисто вскочила на ноги.
-ВЫ!!!
Холмс, потерявший дар речи от неожиданности – такое за время нашей дружбы мне довелось видеть впервые.
- А я-то еще думала, что мне померещилось тогда в Эплдор! Но это были вы. ВЫ! Вы просто использовали меня!
- Эджи…
- Вам просто нужно было добраться до мистера Милвертона!
Холмс казался абсолютно безучастным, когда он произнес с так хорошо знакомой мне холодноватой снисходительностью:
- Я и не рассчитывал, что вы одобрите мое поведение, Эджи. Я сделал то, что было необходимо.
Тон моего друга был ледяным, лишенным намека на какие-либо эмоции – но я, так хорошо его знавший, понял, что чувствует он себя неловко – и именно поэтому вообще снизошел до объяснений. Для большинства джентльменов нашего круга подобное легкомысленное отношение к женщине, находящейся ступенькой ниже на социальной лестнице, было привычкой, для Холмса же – лишь необходимым для достижения цели средством, которое ему самому, вне всякого сомнения, было весьма не по душе.
Молодая женщина подошла к нему; их разделяло всего лишь несколько дюймов. Выпрямленная спина, холодное лицо – и пылающие глаза. Да уж…. Она была не менее горда, чем мой друг. В другой ситуации сцена выглядела бы довольно забавно – но сейчас перед нами была та самая горничная Милвертона, с которой Холмс «обручился» в обличье лудильщика Эскотта.
Перед моим внутренним взором замелькали картины одна ужаснее другой – ведь злосчастная Эджи не замедлит обратиться в полицию с рассказом о происшедшем… Нас обвинят в убийстве Милвертона… Холмс, помнится, шутил над перспективой того, что вскоре мы будем делить тюремную камеру, как прежде – гостиную; шутка эта, кажется, оказалась пророческой…
– Эджи… - пробормотал Холмс. – Я не предполагал даже, что вы воспримете это настолько серьезно…
– Вы лгали мне!
– Я не хотел причинить вам боль.
Ни слезинки не показалось в ее глазах, но голос предательски дрожал.
– Разумеется… я для вас ничто… пустое место! Мы все для вас – пустое место…Вы использовали меня!
– Я ведь уже объяснил вам…
Договорить ему помешала тяжелая звонкая пощечина.
– Я тоже! – бросила девушка и, развернувшись на каблучках, пулей вылетела из комнаты.
Мы с Холмсом окаменели на миг; в воцарившейся тишине гулко захлопнулась за нашей посетительницей входная дверь. В состоянии, очень напоминающем панику, я понял, что решительная мисс направляется в полицию – и помчался вдогонку, забыв о больной ноге.
Нагнать ее мне удалось уже на улице.
– Мисс Хэтчер, выслушайте меня, прошу вас…
Она обернулась и несколько секунд глядела на меня в упор, размышляя, кажется, стоит ли оказать мне приём, подобный тому, коего удостоился Холмс. Неизвестно, к какому выводу она пришла бы… - но я рискнул и, взяв ее под руку, перехватил рукоять зонтика, который она сжимала так, словно от этого зависела ее жизнь.
- Умоляю, поймите, Холмс не хотел оскорбить вас. Я знаю, вы ненавидите его сейчас – но он действовал без злого умысла… - она прекратила, наконец, вырываться, и я продолжил. – Им руководили благие намерения. Если бы он не предпринял меры против Милвертона, пострадало бы множество других людей. Но – клянусь вам! – Холмс не убивал вашего хозяина. Слышите меня?
Ее лицо смягчилось; впервые, кажется, девушка взглянула на меня дружелюбно- и даже с чем-то похожим на сочувствие.
– Вы добрый человек, мистер Уотсон, а поэтому я скажу вам правду. Я ни единой секунды не считала вас убийцами… ни вас, ни мистера… мистера Холмса… Только вот… мистер Хебворт нашел чей-то башмак… - она многозначительно покосилась на мои ботинки.
Столько лукавства было в ее пристальном взгляде, что я не смог сдержать улыбку.
– Я все равно не верила ему ни минуты, - проговорила девушка наконец – неуклюжая попытка хорошей мины при плохой игре. – Всё это было слишком.. красиво, чтобы быть правдой… - тщательно скрываемая горечь прорвалась-таки через хрупкую плотину сдержанности. – Но… У горничных должны быть мечты.
- Вы не собирались просить у Холмса помощи, - догадался я. – Вы знали, кто он… знали еще тогда, в Эпплдор Тауэрс.
Она кивнула.
– Разумеется. Трудно было поверить… мой Эскотт – настоящий джентльмен… сам мистер Шерлок Холмс… - невеселая усмешка скользнула по ее губам. – Я должна была придти, и убедиться,…и… - голос сорвался, но все и так было ясно. – А он жесток...
- Это точно, - хмуро согласился я. – И не понимает, что за сокровище потерял в вашем лице, Эджи.
Она вспыхнула и отвернулась на миг.
– Холмс говорил, что у вас есть… - начал было я.
Она кивнула.
– Он дворецкий в Эпплдор… - обронила девушка неохотно, и тон ее был красноречивей любых слов. «Лудильщик Эскотт» не на шутку постарался, очаровывая несчастную девушку… Интересно, узнай она, какое впечатление произвела на бестрепетного Холмса – послужит ли это хоть в малой степени утешением?
Каюсь, я поддался минутному любопытству и принялся расспрашивать мисс Хэтчер о том, что именно рассказывал ей Холмс во время их встреч («Каждый вечер мы гуляли и беседовали. О, Боже, Уотсон – эти беседы…»). Впрочем, достойная девушка осталась верна своему возлюбленному – и тайны его выдавать не собиралась. Я, прихрамывая, шел с ней рядом – пока наконец, мы не остановились на углу.
– Вы удивительная женщина, - сказал я, поцеловав ей руку. – Я очень рад встрече с вами.
Вскоре подъехал кэб. Она улыбнулась, и, еще раз заверив меня, что не собирается обращаться в полицию, помахала рукой на прощанье.
Несколько секунд я смотрел ей вслед. Что ж – великий Шерлок Холмс потерпел поражение. И нанесла его – уже во второй раз! – женщина…
Только сейчас осознав вдруг, что стою посреди улицы в домашних туфлях и без зонта, я понял, что не только насквозь промочил ноги, но и сам вымок до нитки – и медленно отправился обратно.


***

В гостиной было тепло и – благодарение Богу! – сухо; Холмс, с ногами забравшись в кресло, глядел на пылающий в камине огонь. Покосившись на меня, он безмолвно поднялся – и вскоре в руках у меня оказался бокал с подогретым виски. Взгляд мой неумолимо притягивало алое пятно на всегда такой бледной щеке моего друга. Что ж… в конце-то концов, он еще легко отделался – я ведь с самого начала предупреждал о возможных последствиях его опрометчивого поведения. Во всей этой истории действия его вообще выглядели абсолютно возмутительными – начиная с интрижки с Агатой и заканчивая тем, что подлинный убийца Милвертона так и остался - (точнее говоря, осталась) на свободе. Слава Богу, что все наконец-то позади…
– Нашему ковру придет конец, Уотсон, если вы немедленно не пойдете переодеваться. Посмотрите, во что вы его превратили… - голос Холмса звучал как-то странно, в нем не было привычной насмешливой самоуверенности.
На смену раздражению мгновенно пришло сочувствие – и я обернулся к нему.
– Вы в порядке?
Кончиками пальцев он коснулся щеки.
– Я – да. А вот гордыне моей удар был нанесен сокрушительный … – попытка иронии, впрочем, благополучно провалилась.
– Урок вам на будущее, - заметил я, направляясь к дверям.
– Сделанного не воротишь, - ответил он и отвернулся, давая понять, что тема исчерпана. Несколько секунд я смотрел на него, словно окаменевшего в кресле, служившем, надо полагать, пристанищем для больной совести. Я знал Холмса слишком хорошо – ему было страшно, мучительно стыдно.
– К слову сказать, Эджи осталась без места. А новая герцогиня Даверкот, урожденная мисс Ева Брэкуэл, должно быть, набирает сейчас штат...
Холмс вскинул голову едва не ли не с вызовом - а я, выпустив эту парфянскую стрелу, отправился наконец переодеваться. Мы не говорили больше об этом деле – но я знаю, что Эджи сейчас занимает положение куда более выгодное, нежели раньше. Что же до Шерлока Холмса – он в очередной раз понял, что изрядно недооценивал представительниц слабого пола.

@темы: 221B Baker St, London, the BrEttish Empire, Джон Уотсон, Шерлок Холмс, перевод, фанфик