Scriptum ergo sum
Оригинальное название: Breakdown
Автор: GM
пер.: Tairni
Бета: нет
Рейтинг: PG
Размер: мини
Пейринг: Шерлок Холмс, Джон Уотсон
Жанр: Angst, Drama
Отказ: Все права у сэра Артура Конана Дойла
Цикл: 221B Baker St, London, the BrEttish Empire [5]
Фандом: Записки о Шерлоке Холмсе
Аннотация: Доктор, Детектив и кокаин...
Предупреждения: нет


НАДЛОМ
***

1 февраля 1897 года

...Меня разбудил тихий смешок и стук – сбивчивое стаккато по оконному стеклу. Открыв глаза я несколько секунд наблюдал за тонкими пальцами Холмса, выбивающими ему одному известный ритм. Увы – я слишком хорошо знал, что означают этим симптомы…
Кокаин.
Отчаяние – именно его испытывал я сейчас – как и всякий раз, когда мой друг очередной раз возвращался к своей пагубной привычке. За годы нашего знакомства мне пришлось стать свидетелем того, как крепла его зависимость от наркотика. В моем присутствии, впрочем, он за шприц не брался, но едва ли из-за того, что его всерьез интересовало мое мнение по поводу. Скорее уж – дабы избежать очередных упреков, на которые я не скупился.
Мы возвращались лондонским экспрессом из Кента – завершив расследование в Эбби-Грейндж. Я рассчитывал, что мы задержимся в деревне и мой друг наконец-то сможет хоть немного отдохнуть – но Холмс взбунтовался, столь яростно твердя о своем отвращении к пребыванию на лоне природы, что мне оставалось лишь отступить в надежде, что возвращение в Лондон поднимет ему настроение. Не тут-то было – наркотик, похоже, становился уже не панацеей от скуки и бездействия, а страшной необходимостью…
Всеми силами я старался делать вид, что не замечаю его нездорового оживления – но, когда мы подъезжали к станции, поведение моего друга стало воистину невыносимым.
- Вы только посмотрите на эту нелепую шляпу, Уотсон! – фыркнул он, пренебрежительно ткнув пальцем куда-то за окно вагона. – Похоже, безвременно опочил целый розовый куст! Женскому тщеславию воистину нет предела!..
- Холмс, вы ведете себя недопустимо, - заметил я елико мог спокойно, даже не повернув головы и искренне надеясь, что своим ответом не спровоцирую очередные язвительные нападки в адрес прекрасного пола.
Чтобы достать чемодан, мне потребовалось буквально несколько секунд – но, когда я обернулся, Холмса уже в купе не оказалось – он успел выбраться на перрон. Подхватив его багаж, я поспешил следом.
- Прекрасный день, Уотсон, правда ведь? – остановившись на обочине, мой друг полной грудью вдохнул сырой, проникнутый копотью воздух благословенного Лондона и взмахнул рукой подзывая кэб. Тот не замедлил подъехать – и Холмс беспечно взгромоздился на сиденье, предоставив честь погрузки багажа под проливным дождем мне и кэбмену.
- К Симпсону! – крикнул мой друг, когда чемоданы заняли наконец свое место.
- К Симпсо…?! Но, Холмс, мы вымокли до нитки, и только что с поезда, и…
- Едемте, Уотсон, едемте! Неужели вас прельщает скромная стряпня миссис Хадсон – после того как мы не были у Симпсона несколько недель?
Зная, что спорить с Холмсом в этом состоянии бесполезно, я воздержался от комментариев. Багаж был отправлен на Бейкер-стрит, а оба мы вскоре оказались в знакомом уютном ресторане. Замечательный обед действительно был как нельзя более кстати, но Холмс к своей тарелке не прикоснулся. Молча он курил сигарету за сигаретой, полностью отрешившись от происходящего вокруг. Несколько посетителей имели несчастье узнать моего друга и обратились к нему с вежливым приветствием – он буркнул в ответ нечто столь нелюбезное, что я только головой покачал - лихорадочная веселость неотвратимо уступала место бессилию и апатии.
- Холмс, вам необходимо поесть, - я вновь попытался вернуть его к действительности. – Вы забыли, зачем мы сюда приехали?
Он лишь досадливо отмахнулся.
Не в силах сдержать закипающее раздражение, я подозвал официанта, собираясь расплатиться. Кокаин, отказ от еды и недостаток сна сделали свое дело – мой друг был на грани нервного истощения.
Холмс тем временем расправился с очередной, не знаю, какой по счету сигаретой и поднялся, пробормотав, что пора уходить. Поникшие плечи, неуверенная походка… - на смену кипящей энергии мгновенно пришло полубессознательное состояние.

...К счастью, я успел подхватить его до того, как он рухнул ничком.

Сцена эта, разумеется, не осталась незамеченной – но мне не было дела до окружающих. Сейчас меня заботило только состояние моего друга. Мне удалось найти кэб, водворить туда абсолютно невменяемого Холмса – и вот мы уже возвращаемся на Бейкер-стрит. Холмс забился в угол, уткнувшись лицом в обивку сиденья, недвижимый, безучастный; испуганный мертвенной бледностью его лица, я взялся за его запястье, проверяя пульс – и ужаснулся. Первоначальная жалость мгновенно уступила место злости – на него и его потрясающую безответственность.
И опять я, не выдержав, высказал ему все то, что повторял снова и снова: я говорил о том, какую беду он может навлечь на себя своим безрассудством и легкомыслием; о том, к какому плачевному исходу может привести его пагубная привычка. Все мои увещевания были выслушаны с непроницаемым видом. Единственным комментарием, коим меня удостоили, было замечание о том, что подобная искусственная стимуляция является неотъемлемой составляющей его профессии. Я возмутился, в который уже раз потребовав, чтобы он отказался от проклятой отравы раз и навсегда.
- Холмс, - взмолился я. – Холмс, позвольте мне помочь вам, прошу вас!
Отчаяние, которое я не в силах был скрыть, подействовало на него. С огромным трудом мой друг поднял голову и взглянул на меня – взглянул так холодно и отчужденно, что меня передернуло.
- Я не нуждаюсь в ваших услугах, доктор.
Я абсолютно растерялся. За годы нашей дружбы я привык подчиняться Холмсу беспрекословно, признавая его превосходство как само собой разумеющееся. Но сейчас, когда речь шла о его здоровье, мне придется взять инициативу в свои руки и – силой, если понадобится!– заставить его отказаться от этого медленного самоубийства, которое он избрал для себя.
- Вы не доверяете мне – хорошо. Есть и другие доктора.
Холмс скривился, во взгляде из-под полуприкрытых тяжелых век блеснула злость – обжигающая, бесконечная.
-Никогда и ни за что! Тема закрыта, Уотсон!
Ненависть, прозвучавшая в его голосе, была для меня что нож острый. Единственным утешением было то, что говорил он под влиянием наркотика. В очередной раз заставив замолчать уязвленное самолюбие, я вновь заговорил, старательно сдерживая предательскую дрожь в голосе:
- У меня есть знакомый врач, который может помочь вам.
Он отвернулся – весь – воплощенное и непоколебимое отторжение.
- Идите к черту, Уотсон.
Злость и обида рвали меня на части. Если он всерьез намерен свести себя в могилу – зачем мне становится у него на пути, растравляя себе душу? Не проще ли просто уехать из дома на Бейкер-стрит?
Всеми силами я запрещал себе думать о последствиях подобного поступка.., о том, что случится, если я решу покинуть нашу квартиру… покинуть Холмса. Для меня самого переезд был бы невыносимо мучителен, но для моего друга он означал бы полный крах. Если рядом не будет меня, чтобы постоянно взывать к его совести, Холмс окончательно утратит и без того довольно иллюзорный контроль над собственной жизнью. Финал предсказуем и неизбежен…

В неверном свете газовых фонарей черты еще более бледного, нежели обычно лица моего друга казались заострившимися и словно неживыми. Рука, сжимающая край сиденья, заметно дрожала.
У меня у самого руки тряслись нешуточно, я сцепил их в замок, пытаясь овладеть собой. Именно в этот момент я понял, что никогда – НИКОГДА – не оставлю его одного. НИКОГДА. Слишком хорошо я знал, чем чревато для нас обоих одиночество. Но и терпеть более эти безобразные выходки я сегодня не намерен.
Кэб остановился. Я выбрался наружу, помог выйти Холмсу и, своими ключами отперев дверь, завел его в дом. Убедившись, что он в состоянии держаться на ногах, я, не говоря ни слова, вернулся на улицу и велел кэбмену ехать в клуб. Холмс, потрясенный, не верящий собственным глазам, безмолвно наблюдал за тем, как я уезжаю – уезжаю, не собираясь возвращаться до утра.

=The end=

@темы: фанфик, перевод, Шерлок Холмс, Джон Уотсон, 221B Baker St, London, the BrEttish Empire