Scriptum ergo sum
Оригинальное название: London again
Автор: GM
пер.: Tairni
Бета: нет
Рейтинг: G
Размер: мини
Пейринг: Шерлок Холмс, Майкрофт Холмс, Джон Уотсон
Жанр: Drama, Missing scene
Отказ: Все права у Артура Конана Дойла
Цикл: 221B Baker St, London, the BrEttish Empire [2]
Фандом: Записки о Шерлоке Холмсе
Аннотация: Возвращаясь в Лондон три года спустя после событий на Рейхенбахском водопаде, Шерлок Холмс даже не предполагал, что воскресение из мертвых - настолько деликатная и утомительная процедура...
Комментарии: Текст переведен в подарок Sherlock
Предупреждения: нет
Статус: Закончен


ЛОНДОН



...Вокзал Виктория. Ступив на знакомую платформу – свидетельницу стольких моих… наших!... путешествий – я впервые по прошествии этих бесконечных трех лет, почувствовал, что действительно возвращаюсь домой. К слову сказать, поездка в одиночестве показалась мне несколько непривычной, оставив ощущение странной незавершенности. Еще бы – рядом со мной не было Уотсона.

…Лондон. Абсолютно – удивительно! – прежний, такой же влажный, душный… так непохожий на Европу.

- Куда едем, сэр?

Вынырнув из накрывшего меня шквала воспоминаний, я несколько секунд озадаченно смотрел на кэбмена. Звали его Джордж – но добрый малый никогда бы не узнал своего бывшего клиента, мистера Шерлока Холмса, в обличье седого старика с длинной пегой бородой…

- Пэл Мэлл… - отозвался, наконец, я неожиданно хрипло.

- Дозвольте мне, сэр… не утруждайте себя…- заботливый Джордж спрыгнул на землю и, забрав у меня чемодан, взгромоздил его на крышу экипажа.

Лондонские улицы показались мне еще более сырыми и грязными, чем прежде. За три года людей явно прибавилось – как и преступлений, интриг и загадок, столь милых сердцу практикующего детектива… Клянусь честью, без работы я не останусь!

Едва услышав, что мистер Сигерсон желает видеть мистера Холмса, дежуривший у входа швейцар провел меня в офис Майкрофта. Доселе в этой святая святых мне приходилось бывать считанные разы – и я, и брат предпочитали встречаться на более нейтральной территории клуба Диоген, находящегося на другой стороне улицы.

- С возвращением, Шерлок, - он тепло пожал мне руку. – Ты хорошо поработал для нас.

Он совсем не изменился – я так же легко читал его мысли, как и когда-то в детстве. Благодарность брата вызвана была тем, что отчеты, которые я в качестве государственного агента исправно отсылал ему на протяжении этих трех лет, сослужили неплохую службу его ведомству. Что же касается легкого сожаления, прозвучавшего в его голосе… - что ж, будь воля Майкрофта, я бы оставался мертвым еще пару-тройку десятилетий, гоняясь за международными шпионами вместо мелких преступников.

- Ты уверен, что не хочешь остаться мертвым? У меня на примете нет никого, кто обладал бы сотой долей твоих талантов, братец…

- Абсолютно уверен, - ответил я, устраиваясь поудобнее в кресле у камина.

Он разочаровано покачал головой.

- Разоблачив Морана, ты разрушишь свое инкогнито окончательно. Пути назад не будет… – он вздохнул, на свет изучая содержимое своего бокала.- Жаль. Ты… то есть Сигерсон мне бы очень пригодился в дальнейшей работе.

Воскрешение… Возвращение к жизни… Три года я слонялся по миру бродягой-исследователем Сигерсоном. Всегда настороже, всегда начеку – ведь малейший промах грозил провалом. Пути назад действительно не будет… - но я и не хочу возвращаться в эту преисподнюю.

Тут, в Англии, было все, чем я дорожил. Лондон. Бейкер-стрит. Уотсон. Жаль, что его нет сейчас здесь. Хотя… Майкрофт, конечно, предпочел разбор полетов наедине. Тем лучше. Первая встреча с Джоном пусть произойдет у него дома. Придется, конечно, постараться, придумывая, как осторожно сообщить новость Мэри…

При мыслях об уютном доме моего старого друга в Кенсингтоне, вернулась и былая ревность – та самая, которая стала моей верной спутницей, когда Уотсон покинул меня ради своей новообретенной супруги. Впрочем, за время своих одиноких странствий я простил ему это дезертирство – ведь было время обо всем подумать и еще раз все проанализировать. С удивлением я понял, что не хочу больше оставаться в одиночестве. Дружба с Уотсоном – даже теперь, когда он был женат! – отучила меня от него. За все время работы на Майкрофта единственным моим другом и спутником был кокаин – ввиду отсутствия рядом верного Босвелла. Нет, довольно… мне нужен мой друг… разумеется, у него не будет теперь возможности неизменно сопутствовать мне в работе – ведь кроме всего прочего, он теперь еще и отец семейства! Мысль об этом заставила меня улыбнуться. Интересно, сын или дочка? Имею ли я право врываться в его спокойную, упорядоченную жизнь, к которой он наверняка привык за эти три года? Этот вопрос не давал мне покоя с того самого момента, когда я удержался от того, чтобы окликнуть его там, у Рейхенбаха. Что ж… теперь он должен быть счастлив и вполне доволен жизнью. Да нужен ли я ему вообще теперь? Сомнения и страх, которые я был не в силах сдержать, вызвали непреодолимое желание прибегнуть к доброму испытанному средству – ампуле с кокаином. Однако, усилием воли я подавил порыв. Не хватало еще явиться к другу под влиянием столь ненавистной ему отравы… Вне всякого сомнения, выдающиеся медицинские познания моего доктора и без того позволят ему заметить, что все эти три года я, прямо скажем, не отказывал себе в наркотике; вдали от неусыпной опеки Уотсона особого желания заботиться о собственном здоровье у меня не возникало.

-… на Бейкер-стрит, Шерлок?

- Что..?

- Я спросил, собираешься ли ты провести эту ночь на Бейкер-стрит?

- Если удастся завершить наше маленькое дельце с Мораном – то да, конечно…

- Может, мне предупредить миссис Хадсон?

- Не стоит…-не без легкого злорадства я представил себе реакцию достойной леди, вздумай я появиться сегодня у нее на пороге. – Лучше я сам. Ты сказал Уотсону, что я возвращаюсь сегодня?

- Нет, – он передвинул свой стул и теперь сидел лицом к окну, не глядя на меня. – Может, не стоит планировать на сегодня столько эффектных появлений? Лучше подождать.

Отговорки и увертки были обычным стилем поведения для Майкрофта, но манипулировать мной, хорошо его знающим, он раньше не пытался. Поэтому я ощутил вдруг пока необъяснимое беспокойство. Его голос – исполненный сомнения и нерешительности – звучал слишком уж странно. Еще бы – я наивно предполагал, что все опасности и подозрения остались там, в Европе…

- Что-то не так, Майкрофт? – спросил я с тревогой.

Он медленно обернулся, и теперь мы сидели лицом к лицу. Светло-серые глаза брата на мгновение встретились с моими – он тут же как-то виновато потупился, уставившись на собственные массивные ладони, лежащие на столе.

Я окаменел.

-Что ты сделал?

-Уотсон не знает, что ты жив, - ответил он наконец, в упор глядя на меня.

Я задохнулся, на какой-то момент вовсе утратив возможность дышать, тщетно пытаясь осознать только что произнесенные слова. Майкрофт молчал, не мешая мне приводить в порядок собственные смятенные мысли.

Сразу по прибытии во Флоренцию после моей «гибели», я написал брату, что все обошлось, и попросил немедленно сообщить об этом Уотсону, чтобы не заставлять друга переживать попусту. И вот оказывается…

- Да как ты… - я осекся, потому что прочитал ответ в его взгляде. Все просто. Мой несчастный Джон был прорехой в сплетенной Майкрофтом паутине секретности.

- Только ради твоей безопасности, Шерлок. Я не мог позволить себе промаха…

-Ты что, думаешь, что Джон мог навредить мне? Что он вообще в состоянии это сделать?! Майкрофт пожал плечами.

- Его безрассудная привязанность могла нарушить твое инкогнито.

Я вскочил со стула и теперь метался по комнате, все еще не сознавая подлинного ужаса произошедшего. Три года!!! Три года Уотсон считает меня мертвым! Несчастный мой друг!

- Я уверен, что он поймет, Шерлок.

-Да будь ты проклят! – мой разъяренный вопль и исполненный отчаяния взгляд на толстокожего брата не произвел ни малейшего впечатления. – Ты же сказал, что заботился о моих комнатах на Бейкер-стрит!

-Заботился. Уотсону было не до этого. Твоя гибель была для него… ударом. И эту самую гибель, кстати говоря, ты можешь объяснять ему… как тебе заблагорассудиться. Но рассказывать правду о своей работе за эти три года ты не имеешь права.

- Ты хочешь, чтобы я солгал своему другу?

- Можно подумать, что до сих пор тебе ни разу не приходилось этого делать! Твой драгоценный летописец уже мог бы и привыкнуть…

- И что я должен ему сказать?

- Это не моя забота, Шерлок, - глаза его нехорошо сузились. – Не моя – а твоя!

Я отвернулся, не в силах выдержать его насмешливый взгляд. Я использовал Майкрофта точно так же, как он использовал меня. Я хотел, чтобы именно от брата Уотсон услышал о том, что швейцарская трагедия была спектаклем. Что же… теперь самому придется расхлебывать…

- Можешь воззвать к его чувству долга, - предложил брат нехотя.

- Перед страной и господом Богом? Уотсон не заслуживает подобных отговорок!

Мне вспомнились первые дни, проведенные на Бейкер-стрит и Уотсон, измученный и разочарованный после всех несчастий, пережитых на военной службе. Да как я смею навязать ему подобное патетическое объяснение в качестве оправдания за всю боль, пережитую им за эти клятые три года?

-Я запрещаю тебе рассказывать ему о твоей работе!

- Запрещаешь?! Ты запрещаешь!!! Не забывай, братец, что все эти три года я только и делал, что выполнял твои распоряжения! И только лишь для того, чтобы доставить тебе удовольствие!... чтобы сбежать от самого себя… - закончил я едва слышно. Тогда, у водопада, я выдумал себе новую жизнь, ничего общего не имеющую с существованием Шерлока Холмса. Возможно, где-то в глубине души мной руководило желание наказать Уотсона…покинуть его точно так же, как некогда он покинул меня. И весь этот жуткий обман был всецело моей инициативой; я просто не имею права ни в чем винить Майкрофта. И если Джон теперь отвернется от меня… - благодарить за это я должен исключительно себя самого.

Я сцепил в замОк невесть почему дрожащие пальцы, пытаясь найти оптимальный выход из этой западни. В конце-то концов, может быть, Уотсон и не так уж переживает из-за моей гибели. Вполне возможно, что он сумел построить для себя новую жизнь – жизнь без меня. Разумеется, роль супруга и отца заполнила пустоту, вызванную потерей друга…

…Нет, нет, черт возьми, мне действительно придется сделать инъекцию кокаина, пусть даже слабого раствора – иначе я просто не доживу до вечера! Бред! Что бы я ни наговорил Уотсону – он не поверит. Но я неплохо знаю своего доктора - разумеется, от моего возвращения в лучший из миров он будет вне себя от радости – и, возможно, эта радость перевесит неизбежное возмущение моим жульничеством… Эта мысль несколько ободрила меня и, подойдя к висевшему на стене зеркалу, я принялся снимать грим.

- Я снял тебе комнату на Черч-стрит, Шерлок. Ты теперь – букинист,… так что можешь начинать благодарить меня. – Майкрофт вручил мне ключи и на клочке бумаги написал адрес небольшого книжного магазинчика, который я мог использовать в качестве прикрытия.

Черч- стрит. Я не смог сдержать горькую улыбку. Дом Уотсона как раз за углом. Интересно, знает ли Майкрофт об этом соседстве? …Вне всякого сомнения. Майкрофт знает все и всегда. Возможно, таким образом он дает мне возможность наладить отношения с моим драгоценным биографом. И, тем не менее… Его действия… или, вернее, бездействие спровоцировало эту жуткую катастрофу, и ни забывать этого, ни, тем более, прощать я в ближайшем будущем не собираюсь. Благими намерениями…

Обсудив с братом еще раз, уже в своем собственном обличье, план кампании, я выслушал его замечания, стараясь не замечать глубочайшего разочарования в голосе достойного представителя семейства Холмсов. Все эти дурацкая охота за преступниками у него не вызывала ни малейшего интереса. Пожав Майкрофту руку на прощанье, я вышел через черный код и свистнул, подзывая кеб.

@темы: фанфик, перевод, Шерлок Холмс, Джон Уотсон, 221B Baker St, London, the BrEttish Empire